Валентин Михайлович Горлов - воспоминания детей Сталинграда

Валентин   Михайлович   Горлов

1941 г.р. Сталинград, Краснооктябрьский район, ул. Курортная

 

  Как и многие мои одногодки, я не знал довоенной жизни. И вот мои первые впечатления, оставшиеся в памяти. Я хожу среди обугленных обломков, искореженного металла, обрубленных деревьев. Таким был мир моего детства в разрушенном немцами Сталинграде. Детям всегда хочется играть. И мы прятались в воронках, залезали в пустые блиндажи, собирали осколки. Эта обстановка, которая могла привести в смятение человека из мирной жизни, нам казалась обычной. Ведь ничего другого мы еще не видели в своей короткой жизни. Вблизи нашего жилища стояли разбитые орудия, а в осевших траншеях мы находили россыпи патронов.

  До сражения в Сталинграде мы жили в своем деревянном доме на улице, которая называлась Курортная. По рассказам родителей, она утопала в садовых деревьях. Мой отец, Михаил Иванович Горлов, работал на химическом заводе «Лазурь», который располагался поблизости (ныне на этом месте построен Научный городок). Мама, Вера Петровна, была домохозяйка. Они вспоминали, что часто, взяв меня на руки, ходили на Мамаев курган. Здесь все дышало покоем. Кто мог подумать, что Мамаев курган станет огненной высотой России.

  Когда началась война, моего отца не взяли на фронт, он с юности был инвалидом (перенес тяжелую травму позвоночника). Летом 1942 года отец, как и другие соседи, вырыл глубокую «щель», как требовалось, - с двумя выходами. Родители и представить, конечно, не могли, что в этом убежище нашей семье придется провести долгих пять с половиной месяцев. Они принесли в «щель» одеяла, матрасы, теплую одежду. Но мама вспоминала, что земля пропитала гнилой сыростью наши постели, а потом сковала ледяным холодом.

  Сентябрь 1942 года. Мои родители помнили, как внезапно после очередной бомбежки с Мамаева кургана раздались выстрелы. Здесь начались боевые действия. Завод «Лазурь» и прилегающая территория были видны сверху, как на ладони. Наши улицы стали фронтовыми. Как я узнал впоследствии, в повести Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда», одной из лучших книг о войне, были описаны события, происходившие в наших местах. Виктор Некрасов служил инженером полка 284-й дивизии, которая защищала и наш заводской поселок. Наша семья оказалась на том отрезке земли, где шли самые ожесточенные бои. Перед нами - Мамаев курган, а позади - Волга.

  Есть поступки, которые определяют нравственный уклад семьи, которые передаются детям как моральный стержень. Я говорю о своем отце. Мама рассказывала мне, что, несмотря на свою инвалидность, он не стал отсиживаться в «щели». В той обстановке, когда в небе и на земле грохотали взрывы, слышались пулеметные очереди, он нашел в себе мужество помогать раненым бойцам на поле боя. Услышав крик о помощи, он выскакивал из «щели», и волоком тащил по земле раненого, рискуя каждую секунду своей жизнью. Надо было подтащить раненого к крутому берегу Волги вместе с его винтовкой, спустить по узкой тропинке с высокого обрыва в блиндаж медсанбата, который находился в тоннеле, прорытом на берегу. Отец возвращался в «щель» обессиленный, спасать раненых - тяжелая работа, тем более  для инвалида. Но снова и снова, услышав стон раненых, он бросался им на помощь.

  В дивизии приметили добровольного помощника в гражданской одежде и дали ему работу, которую могли доверить не каждому. Через Волгу под огнем врага в дивизию переправляли хлеб, брикеты каши, супов и другие продукты для сражающихся бойцов. Отец вместе с бойцами, часто под вражеским огнем, быстро разгружали катера и лодки, а затем, набив мешки продовольствием, ползли в окопы переднего края.

  Когда теперь вспоминаю отца, я думаю о его жертвенной совестливости. Он, скромный, застенчивый в жизни, молча выполнял свой долг в ту страшную годину. И чувства гордости, сострадания, уважения и понимания того, как тяжело ему приходилось, переполняет мое сердце.

  Трудные испытания пришлось пережить и моей маме. Дом наш сгорел. Над «щелью» слышался непрестанный грохот взрывов. В земле было холодно - сквозняк от двери к двери продувал убогое убежище. И если она хотела напоить меня, то часто в кружку сверху сыпался песок. Когда не оставалось тепла в промозглой «щели», мама согревала меня своим телом, своим дыханием…Родители выхаживали меня в холодной «щели», когда казалось, что нет никакой надежды на спасение.

  Впоследствии, с годами я все острее ощущал интерес к тому, что происходило на том участке земли, где находилась наша семья. Да и как могло быть иначе! Ведь я обязан жизнью тем незнакомым бойцам, которые героически сражались, не пустили немцев на нашу сгоревшую улицу. Я собирал книги о Сталинградской битве, смотрел документальные фильмы, вглядываясь в лица солдат. В книге академика А.И.Уткина «Сорок второй год» я нашел упоминание о нашем заводе «Лазурь». Автор написал: «Целью, а затем центром наступательных операций противника стали химический завод «Лазурь» и железнодорожная станция. Несколько взятых немцами зданий были отбиты людьми Батюка (командир 284-й дивизии). Жестокая то была сеча - по тридцать патронов на каждого солдата и пятьдесят граммов хлеба в день. 12 ноября немцев остановили в семидесяти метрах от Волги. Взвод, в котором осталось лишь четверо, послал записку командиру: «Перед нами крупные силы противника. Открывайте огонь по нашей позиции. Прощайте, товарищи, мы не отступили». Такие люди защищали Сталинград…

  Так случилось, что вся жизнь нашей семьи была связана с Мамаевым курганом. Здесь мы жили и после боев, поселившись в деревянном доме (в поселке «2-ой километр», рядом с Качинским авиационным училищем). Конечно, нелегким было наше детство в разрушенном городе. Но мы впитывали важные качества, которые формировали наши души. С самых ранних лет мы учились понимать - что такое уважение к живым и павшим солдатам. И с годами познали, что память об их мужестве способна возвысить человеческое сознание.

  Теперь, когда я приезжаю на свою родину в Сталинград, всегда поднимаюсь на Мамаев курган со своими внуками. Мои мысли созвучны словам академика А.И. Уткина, посвященные защитникам Сталинграда. Он написал о солдатах Сталинграда, о тех, кто «опершись на родной волжский берег, исключил для себя переправу, кто нашел в себе нечто трудно определимое и бездонное, нечто сильнее и важнее собственной жизни. В пол-оборота к распластавшейся к северу стране на Мамаевом кургане Родина-мать, подняв меч, молча кричит своим часто неразумным детям. И мы будем жить в грядущей истории лишь до тех пор, пока слышим этот крик».

  Казалось бы, так много известно о Сталинграде. Но меня мучает мысль, что я не все узнал от своих родителей о тех событиях, которые они пережили, впрочем, вспоминать им было тяжело. Но есть еще возможность изучать исследования, архивы, которые, надеюсь, помогут мне воссоздать картины боев, которые происходили на той полосе Сталинградской земли, где мы жили все дни Сталинградского сражения.

------------------------------

На условиях обмена:Занятия и уроки тхэквондо Вагоны лаборатории Проект на водопонижение Проект на водопонижение Отель, гостиница Петровский в Переславль Залесском