Лилия Александровна Берёзкина /Книга детей Сталинграда

Лилия   Александровна   Берёзкина

1934 г.р. Сталинград, Краснооктябрьский район

 

    Начало войны я не помню, потому что все военные действия проходили далеко от нас. У нас была мирная жизнь: цвели белые и жёлтые акации. Наш дом находился рядом с Мамаевым курганом. Мы поднимались на курган, покрытый тюльпанами. Из степи дул ветер, насыщенный запахами полыни. Мы вдыхали этот запах и смотрели на Волгу, проплывающие баржи и пароходы. Всё было мирно.

    Только взрослые стали задерживаться на работе, да мальчишки собирались группами и о чём-то шептались. Я часто слышала слово "война", но что оно значит не понимала.

    Осенью я должна была пойти в первый класс, но сесть за парту мне было не суждено. Война оборвала мирную жизнь Сталинграда, а знойные ветры 1942 года докатили орудийные залпы до Волги.

    К августу 1942 года начались бои на подступах к Сталинграду. Враг рвался к городу, была слышна артиллерийская канонада, по ночам мы чаще стали спускаться в бомбоубежище.

    Летом меня отправили к тёте, у которой был собственный дом недалеко от центра города. Там меня и застали массированные налёты на Сталинград, это было23 августа 1942 года.

    День был солнечный, тёплый, мы гуляли в сквере с друзьями, и вдруг послышался гул самолётов. Гул всё нарастал, и мы увидели вражеские самолёты и со свистом летящие бомбы. Стало вдруг темно, раздались взрывы, загорелись дома, а самолёты всё летели и летели, сбрасывая бомбы на наш город и нас - жителей этого города. Мы метались по скверу в поисках укрытия и не могли найти. Только сандружинницы кричали нам: "Бегите к горящим домам, их бомбить не  будут".

    Как добрались до дома - не помню. Помню, после таких налётов горело всё: мелькомбинат, жилые дома, нефтяные баки, которые находились вблизи Волги. Потоки горящей нефти устремились к Волге, горела поверхность реки. Горел весь город, горела река, всё вокруг было объято огнём.

    Из горящего города нас вывезли на другую сторону , в Заволжье, в сентябре или октябре 1942 года. Поселили в старом сарае. Мы залезли на крышу сарая и смотрели на горящий город.

    Возвратились мы в город в феврале 1943 года после его освобождения. Городом его уже нельзя было назвать. Кругом развалины, трупы и ни одного целого дома.

    Мы жили в подвалах разрушенных домов, едва очищенных от трупов и человеческих нечистот. Летом жили в палатках, присланных нашими союзниками, осенью в бывшей бане. Огромное помещение, двухъярусные кровати, одна тусклая лампочка на всё огромное помещение. Вокруг развалины домов, а по ночам крики птиц.

    Таким я запомнила Сталинград 1943 года.

    Потом был детский дом, окончание школы, Москва, МГПИ им. Ленина и 52 года работы в школах Москвы.

------------------------------

На условиях обмена:Установка анкеров, смолизация грунтов, водопонижение Термометры и термостатическое оборудование Водопонижение Ондулин Отель МАЛЕТОН в Западном округе Москвы