Сталигнградское детство - Тамара Сергеевна Шульпекова (Гаврилова)

Тамара   Сергеевна   Шульпекова   (Гаврилова)

1936 г.р. Сталинград, ул. Вятская

 

  Когда началась война, мне было 5 лет. Жили мы (папа, мама и два брата) в Сталинграде.

  Название улицы и номер дома я, естественно, не запомнила. Все это мне потом рассказала Ольга Владимировна Скоробогатова. Она жила в нашем доме, хорошо знала нашу семью. Всю войну она работала шофером в Сталинграде.

  Моя мама заболела туберкулезом и 19 августа 1942 года умерла.

  К нам приехала бабушка (это, наверное, мама моего отца). А 23 августа началась бомбежка.

  Я помню, что хотелось пить, а воды не было. Недалеко находился какой-то кондитерский цех (он уже не работал), во дворе стояла бочка с тухлой зеленой водой, и мы пытались горькими глотками утолять жажду. Потом ночью папа, рискуя жизнью, пробирался к Волге и приносил воду.

  В дом мы больше не заходили. Прятались в земляной «щели». Однажды ночью бомба упала недалеко от нашего убежища. Нас засыпало землей, но мы выбрались.

  Утром увидели глубокую яму во дворе, громадные осколки и разрушенный угол дома. (Этот дом еще долго стоял после войны, в нем располагался детский сад).

  Мы перешли в подвал кирпичного дома. Там было много семей. Какая-то женщина собирала детей, и в минуты затишья выводила нас из подвала на солнышко. Жители на кирпичах что-то готовили.

  Но город бомбили, город горел.

  Я видела, как папа торопливо закапывал вещи во дворе.

  Однажды к дому подъехала грузовая машина. Нашу семью посадили в кузов, но без вещей. Не разрешили брать. Мы взяли только семейный запас муки, который потом нас спасал в течение какого-то времени.

  Я помню пылающие дома на берегу Волги, помню Волгу с ухающими взрывами. Нас бомбили.

  Мы сели на баржу, которую тащил через Волгу пароход «Кренкель».

  Как мы остались живы, я не знаю. Взрослые вокруг говорили, что нас спасли залпы «катюши».

  Приехали в Среднюю Ахтубу. Поместили нас в крошечный садовый домик. Люди принесли одежду.

  Папа стал работать сторожем на плодозаводе, но пришли холода, он простыл, тяжело заболел. Ведь у него тоже был туберкулез. Слегла и бабушка. У нее были больные ноги. Папа пек лепешки с толчеными желудями. Младший брат Володя все время плакал, просил есть. На моих глазах он умер.

  Бабушка больше не вставала. Я помню, как вошли люди в белых халатах, завернули ее в одеяло, на котором она лежала, и увезли.

  Старшего брата в эти дни с нами не было. Вероятно, он спасался от голода в поселке Таловом (15 км от Средней Ахтубы). Там жили бабушка с дедушкой, родители моей мамы. Но они были очень больные.

  Наступили лютые морозы. Еды у нас не было. Отец боялся за мою жизнь, учил меня ходить по знакомым - просить еду. Но часто двери передо мной закрывались, никто ничего не давал.

  Всем было страшно. Земля и воздух гудели. Слышался грохот взрывов бомб и снарядов.

  Помню день, когда было очень холодно, я прибежала домой с обидой, никто не дал мне еды. Папа сидел на постели на полу (кроватей не было).

  Он сказал: «Тамара, а ведь тебе сегодня семь лет». Значит, это было 2-го февраля 1943 года.

  Плита была теплой. Я залезла на нее и уснула.

  Этой же ночью папа умер.

  Когда проснулась, папа лежал на полу около плиты. Видимо, он подполз и хотел что-то мне сказать.

  Первое время мне помогали чужие люди, которые научили: надо обратиться в Средне-Ахтубинский райисполком. К счастью, я не осталась одна, без всякой надежды выжить. Меня прикрепили к одной женщине, выписали продукты. Впервые за многие месяцы хозяйка меня отмыла, она готовила еду, в доме было тепло. Вскоре меня взяли к себе бабушка с дедушкой, там был и мой брат. У них жили до лета 1944 года.

  Бабушка умерла — ей было 66 лет. Много горя выпало ей в жизни.

  Летом 1944 года мы с братом Анатолием поехали в Сталинград. В областном отделе народного образования нам дали направление в Заплавинский детский дом (Ленинский район Сталинградской области).

  В январе 1945 года наш детдом переехал в Среднюю Ахтубу, где вскоре получил статус спецдетдома имени Рубена Руиса Ибарурри. Воспитатели рассказывали нам о нем. Он был сыном секретаря Коммунистической партии Испании Долорес Ибарурри. Добровольцем вступил в Красную Армию. Героически сражался на подступах к Сталинграду, командуя пулеметной ротой. В здании, где жили девочки, во время войны был госпиталь, в котором умер от ран Рубен Руис Ибарурри. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он был похоронен в Средней Ахтубе. Но впоследствии было принято решение перенести его прах в центр Сталинграда – на площадь Павших борцов. На эту траурную церемонию приезжали его мама Долорес Ибарурри и сестра.

  Все это я помню. Ну, а жизнь в детском доме — это уже другая страница воспоминаний.

  Мы, воспитанники детского дома, иногда встречаемся, звоним друг другу. И помним все хорошее. С нами были замечательные руководители, воспитатели.

Низкий им поклон.

------------------------------

На условиях обмена:TAEKWONDO: сайт ЦСС по тхэквондо Работы: Водопонижение, буроинъекционные сваи Для кровли, кровля, фасады Цементация, силикатизация грунтов, водопонижение О здоровом питании