Лариса Владимировна Полякова (Шишлянникова) | Воспоминания о Сталинграде

Лариса   Владимировна   Полякова   (Шишлянникова)

1931 г.р. Сталинград, ул. Ардатовская

  До войны наша семья жила в частном доме на Дар-горе. Я училась в школе №14, которой после войны было присвоено имя юного разведчика Саши Филиппова. В начале войны отца забрали в армию, как и многих в то время. Мы, трое детей и мать, остались в Сталинграде.

  Конец августа 1942 г. запомнился ужасными, бесконечными бомбежками, превращавшими город в руины и пепелища. Кругом рвались бомбы, все горело, трещало, выло, словно наступил конец света.

  Нас, мать и троих детей, фашисты выгнали из города и погнали по направлению к Белой Калитве. Двигались мы через Прудбой, Калач, Б.Осиновку, Свиридовку. В каждой из деревень мать старалась найти приют, но старосты из местных жителей смотрели на нас с презрением. Вдоль дорог мы видели множество трупов, и те из нас, кто оказался после бомбежек и пожаров без одежды, вынуждены были снимать одежду с мертвых.

  27 ноября 1942 года в Свиридовке на руках у матери замерзла моя сестренка Надя трех с половиной лет, а уже 29 ноября в Свиридовку вошли наши войска. Тогда не говорили — солдаты Красной Армии, а говорили — наши. Мы ожили и почувствовали себя защищенными. Но бои продолжались, и Свиридовка неоднократно переходила из рук в руки.

  Однажды перед боем нас отправили на грузовых машинах в тыл, в деревню Добренька. Там был развернут большой фронтовой госпиталь. Все раненые находились в деревенских домах, а операционная - в школе. В госпитале не хватало медицинских работников, поэтому врач обратился к местному населению с просьбой: помочь в уходе за ранеными. В госпитале стала работать и моя мама. Она стала медсестрой и санитаркой (до войны работала учительницей). В госпитале она описывала ранения, заболевания, а потом с этими медицинскими документами шла к врачам. Поскольку у матери была чрезвычайно большая нагрузка, то я ей стала помогать (мне было 11 лет). С санитарной сумкой через плечо шла на склад, который находился в двух километрах, получать лекарства. В госпитале у меня было двое подопечных: один из Средней Азии - двадцатидвухлетний паренек без обеих рук, а второй – офицер Бондарев с тяжелым ранением в обе ноги. Он лежал с высокой температурой и не принимал пищу. Я со стаканом изюма, которым меня угостили на медскладе, пошла в деревню, чтобы поменять его на кислое молоко, и кормила из ложечки раненого офицера.

  В те дни мама спала всего по 2 часа в сутки. Ложилась в 23 часа, а я «заступала» вместо нее на смену. Все раненые лежали в полутьме на полу, а освещением служил фитиль, вставленный в гильзу. Я ежедневно читала раненым стихотворение Константина Симонова «Жди меня», может быть, не совсем понимая всю глубину стиха. Но помню, слова звучали как приказ: «Жди!»

После окончания Сталинградской битвы мы втроем вернулись в родные места. На месте нашего дома было пепелище. Но уже начиналась мирная жизнь. Я пошла в школу, а брат ушел добровольцем на фронт.

------------------------------

На условиях обмена:Занятия и уроки тхэквондо Проектирование водопонижения Отель, гостиница Петровский в Переславль Залесском Аренда квартир 500 наименований приборов, лабораторного оборудования, геодезического и измерительного инструмента